Россия – образованная страна, хотя и небогатая

Россия – образованная страна, хотя и небогатая

17 апреля 2017

Россия – образованная страна, хотя и небогатая

Depositphotos_131368342_l-2015

Проблемы высшей и средней школы обсудили участники прошедшего в ВШЭ круглого стола «Развилки и перспективы развития российского образования».

Ситуация с образованием в стране постепенно улучшается, но далеко не по всем направлениям. По словам Исака Фрумина, отмечается повышение качества школьного образования: если в 2006 году по показателю качества образования будущего поколения мы были существенно ниже среднего уровня по ОЭСР, то в 2015 году Россия уже достигла среднего уровня. Также улучшается ситуация с дополнительным образованием детей школьного и дошкольного возраста. «Мы имеем все шансы добиться реализации поставленной в майских указах президента задачи по охвату допобразованием ¾ детей», — сообщил Фрумин. По его словам, одновременно в обществе наблюдается снижение детской и подростковой преступности. И хотя прямой связи между этими процессами нет, корреляция видна невооруженным взглядом, считает Фрумин.

Есть определенные успехи и в высшем образовании. Удачной оказалась госпрограмма поддержки крупнейших российских вузов «5-100». Если в 2013 году только МГУ попадал в топ-100 в отраслевых рейтингах, то сегодня в список входят 11 вузов. Премия за высшее образование (уровень зарплат по сравнению с теми, кто окончил только школу) в России превышает 60% — это один из самых высоких показателей в Европе.

«Таким образом, мы можем сказать, что Россия – образованная страна, хотя и небогатая, — уточняет Исак Фрумин. — По охвату третичным образованием людей в возрасте от 25 до 64 лет мы входим в первую пятерку стран. При этом среди стран, у которых этот охват более 50%, мы имеем самый низкий ВВП по паритету покупательской способности.

Проблем, по словам эксперта, в образовании очень много, одна из главных – это недостаточное финансирование системы, что не дает переводить высокий потенциал в капитал страны. «Мы отстаем от всех стран, с которыми конкурируем, по доле ВВП, идущей на образование, — говорит Фрумин. — В 2016 году на эти цели шло 3,6% ВПП, и консолидированные расходы бюджета на образование с 2017 года снижаются».

Ректор НИУ ВШЭ Ярослав Кузьминов особо отметил нехватку финансирования высшей школы. «Ситуация хуже, чем в общем образовании, и сравнима с ситуацией в медицине», — отметил он. В силу дефицита средств в вузах не финансируются исследования, наука не развивается. В то же время низкий уровень заплат в высших учебных заведениях не позволяет держать в штате сильных ученых. «Даже исследовательские университеты, которые лучше финансируются, выращивая сильного ученого, рискуют его потерять – его перекупят зарубежные университеты», — отметил Кузьминов и добавил: рост финансирования вузов должен идти параллельно с ростом обеспечения кадров.

Исак Фрумин подробно остановился на проблемах качества и количества человеческого капитала. По его словам, к последним относятся стареющее население и сокращение населения трудоспособного возраста. При низкой безработице, которая существует в стране, это будет болезненно сказываться на ВВП.

Среди проблем качества человеческого капитала — высокая доля непродуктивных, неготовых к качественной жизни людей. Сегодня четверть молодых людей функционально неграмотны, не готовы к работе в современной экономике, говорит Фрумин. Это показывает мониторинг оценки качества образования в школе PISA (Programme for International Student Assessment), Россия с 2000 года принимает участие в данной международной программе по определению грамотности чтения, математической и естественнонаучной грамотности среди 15-летних школьников. Тесты в 2015 году продемонстрировали удручающие результаты: 28% школьников не достигли минимального уровня функциональной грамотности хотя бы по одному предмету (в Венгрии, Финляндии и Корее — 10-14%), а 8% учащихся не достигли минимального уровня по всем трем областям. «Это люди, которые плохо освоили школьную программу. Они обрекают себя на низкие заработки в течение всей жизни, на нулевую или отрицательную образовательную премию. Именно эта когорта людей, к сожалению, характеризуется как продукт той системы образования, которая у нас сейчас есть», — посетовал глава ВШЭ.

Конечно, снижение функциональной грамотности наблюдается и в других странах, но если в Финляндии, например, для таких детей существуют поддерживающие программы, которые позволяют через несколько лет обучения повысить показатель грамотности, то у нас молодежь с неудовлетворительными оценками идет в техникумы и с годами провал в грамотности только увеличивается. «Надо признать, что качеством среднего профессионального образования в стране долгие годы не занимались», — констатирует Фрумин.

По словам Кузьминова, в последние годы наблюдается рост желающих получать образование в техникумах, колледжах и профучилищах. Казалось бы, это положительный тренд – интерес к рабочим профессиям растет. Однако это не так. Оказывается, 83% выпускников колледжей после окончания обучения идут в вузы, таким образом, они всего лишь используют средне-специальное образование как лазейку для поступления в вуз минуя ЕГЭ.

Но и в целом, профессиональное образование в стране переживает кризис, считает Кузьминов. Больше 60% выпускников техникумов и 40% выпускников вузов не собираются работать по специальности. «В результате профессиональнее образование используется как общее высшее образование, как продолжение школы, как набор общих жизненных компетенций, то есть блок профессионального обучения становится ненужным, оно не того качества, чтобы человек мог делать профессиональную карьеру», — говорит ректор ВШЭ. По его словам, обучение базовым компетенциям также становится все более символическим, что не стоит 4 лет обучения в стенах высшего учебного заведения.
«У нас большая проблема и в школах, и вузах с новой грамотностью: сегодня людям нужна финансовая, правовая, техническая грамотность, но как обязательный элемент нашего образования они отсутствуют», — продолжает Фрумин. В результате каждый третий работодатель отмечает недостаток базовой компьютерной грамотности у своих специалистов, низкий уровень компетенций препятствует эффективному освоению новых технологий.

Наконец, серьезнейшей проблемой является снижение мотивации и интереса у детей после окончания начальной школы. «Они должны сами инвестировать свою энергию в обучение, но этого не происходит, — говорит Фрумин. – А мотивированный труд ребенка является основным ресурсом его дальнейшего успеха». По его словам, это важно и для общества, которому необходимы ответственные и инициативные члены.

Но в России ожидаемые во взрослом возрасте доходы ребенка более чем на 50% определяются доходами его родителей (в Дании, Италии, Китае, Великобритании – менее чем на 20%), что и ограничивает мотивацию детей. Доля студентов в ведущих университетах из 20% наименее обеспеченных семей в пять раз ниже доли студентов из наиболее обеспеченных 20% семей. «В обществе формируются устойчивые зоны бедности, возникает социальное напряжение, создается питательная среда для экстремизма, преступности», — говорит Фрумин. Главная задача реформ образования — переломить этот тренд: стране необходима социальная устойчивость.

Другие популярные новости

больше новостей

Приемная

Тел.:+7 (495) 725-78-06, +7 (495) 725-78-50
Факс:+7 (495) 725-78-14
E-mail:info@csr.ru

Центральный офис

Адрес:Москва, 125009
ул. Воздвиженка, д. 10
на карте

Контакты для СМИ

E-mail:press@csr.ru

Подписка на новостной дайджест

Подписаться

Поиск по новостям

Видео

Поиск по исследованиям