Выход из депрессии

Выход из депрессии

18 августа 2017

Выход из депрессии

Верховский

В конце 2016 года была утверждена приоритетная программа «Комплексное развитие моногородов». О том, какие меры господдержки предоставляются монотерриторям, рассказывает директор по проектной работе Московской школы управления «Сколково» Николай Верховский.

— Правительством принята федеральная программа «Комплексное развитие моногородов», что она собой представляет?

— Главная цель программы – снижение зависимости моногородов от деятельности градообразующих предприятий через создание новых предприятий и развитие малого бизнеса.

Так, ВЭБом создан Фонд моногородов, который участвует в софинансировании проектов, направленных на развитие городов. Если в город приходит частный инвестор, который хочет построить предприятие и создать новые рабочие места, то ему на строительство инженерной инфраструктуры выделяются субсидии. Фонд выделяет деньги бюджетам субъектов для покрытия этих расходов в пропорции 95% к 5%.
Вторая линия поддержки – это наделение города статусом территории опережающего социально-экономического развития (ТОР или ТОСЭР). Рассмотрением заявок занимается Минэкономразвития.

Следующая программа рассчитана на формирование управленческих команд, этим занимается бизнес-школа «Сколково» и РАНХиГС. Поручение подготовить руководителей всех 319 монопрофильных муниципальных образований два года назад дал первый вице-премьер Игорь Шувалов. Программа позволяет сделать многое не только для стабилизации ситуации в самих моногородах, но и для их успешного развития.

От каждого города набирается команда в составе не менее пяти человек в лице замгубернатора, мэр, заммэра, директора либо замдиректора градообразующего предприятия и альтернативных инвесторов. Эти группы формулируют программу развития города и городской среды, выбирают ключевые инвестиционные проекты, а затем защищают эти проекты перед руководством регионов, перед аппаратом правительства, министерствами и т.д. Эти проекты также влияют на получение или неполучение городом статуса ТОР. В этом году мы выучили управленцев из 63 городов, а до конца 2018 года охват должен составить 100% городов. Средства на обучение этих команд также заложены в Фонде развития моногородов.

Есть еще она линия поддержки – федеральная программа «5 шагов обустройства городской среды», разработанная консалтинговым бюро «Стрелка». Бюро также составляет рейтинг моногородов на основе индекса качества городской среды. Индекс — это одновременно рейтинг городов по качеству городской среды и диагностический инструмент этого качества, позволяющий составить рекомендации по отдельным направлениям. Так, существует поддержка развития комфортной городской среды в части финансирования ремонта центральных улиц, реконструкции входных групп в поликлиниках, приобретения медицинского транспорта и т.д.

В России к моногородам отнесены 319 населенных пунктов, из которых 100 относятся к моногородам 1-й категории с наиболее сложным социально-экономическим положением. Моногорода расположены на территории 61 региона. Наибольшее количество насчитывается в Кемеровской (24 моногорода), Свердловской (17) и Челябинской (16) областях. Всего на монотерриториях проживают почти 10% населения России.

— Программа Фонда по софинансированию инвестиционных проектов, о которой вы говорили в самом начале, встречает интерес со стороны бизнеса?

— Интерес безусловно есть. Есть разные форматы взаимодействия. Например, на нашей программе представители потенциальных инвесторов, проходя обучение в наших командах и общаясь с руководством городов, находят точки взаимодействия и принимают решения.

Конечно, я бы не сказал, что инвесторы стоят в очередь, от города к городу ситуация разная. Но по городам, получившим статус ТОР, такая мотивация создается, поскольку предпринимателям предлагаются особые налоговые условия.

— Представители каких отраслей, в основном, интересуются моногородами?

— Все моногорода разные, и какого-то единого подхода нет. Заходят на территории пищевые предприятия, переработка — если есть сырье рядом (например, в сельскохозяйственных регионах), заходит среднее и мелкое машиностроение, если есть дешевая рабочая сила и мощности, добывающие предприятия – если рядом с месторождениями, легкая промышленность.

На реализацию программы поддержки моногородов в 2015 году было выделено 4,5 млрд рублей, в 2016 — 7,2 млрд рублей.

— Рассматриваются ли проекты реанимации закрытых градообразующих предприятий?

— Речь не идет о том, чтобы реанимировать заводы. Многие советские предприятия закрылись давно. Например, в Байкальске (Иркутская область) был закрыт Байкальский целлюлозно-бумажный комбинат и сегодня там уже ничего не открыть, потому что нормативами запрещено размещение промышленности у вод Байкала. Но в городе активно развивается туристический кластер.

В целом сегодня в городах скорее более актуальна проблема узкого рынка труда. При сохранении и увеличении объемов производства происходит повсеместное сокращение рабочих рук, потому что модернизированные и переоснащенные предприятия требуют гораздо меньше персонала. Мы видим «Северсталь» в Череповце — 5 тыс. человек попали под сокращение, а объемы производства не упали. В том же Череповце огромное предприятие по производству удобрений — всего 500 человек работает. Разумеется, возникает вопрос: как и где занять людей, и здесь ответы ищут управленческие команды городов.

— Иностранные инвесторы могут участвовать в проектах, реализуемых в моногородах?

— Если они представят проект по развитию бизнеса и созданию новых рабочих мест для местного населения, то да. Но тут стоит вопрос интереса с их стороны. Понятно, что построенная инфраструктура с помощью Фонда развития моногородов повышает привлекательность этих территорий для инвесторов, в том числе и иностранных. А есть совсем «мертвые» территории, и для иностранного инвестора они не интересны.

— Каким требованиям должен соответствовать проект развития города, чтобы получить статус ТОР?

— Нужно внимательно посмотреть требования к заявке на получение статуса. Знаю точно, что обучение команды в бизнес-школе «Сколково» также влияет на это решение. Если команда защитила проект, то это идет ей в плюс. Сейчас процедуру получения статуса ТОРа также ужесточили — Минэкономразвития решило, что давать этот статус нужно только действительно перспективным территориям.

Статус ТОР позволит предоставлять инвесторам, которые будут реализовывать проекты на территории города, дополнительные финансовые льготы. В частности, на пять лет устанавливается нулевая ставка по налогу на прибыль организаций. Также снижаются страховые взносы в государственные внебюджетные фонды.


— Что планируется сделать для развития малого бизнеса на местах?

— Этим направлением занимается АО «Федеральная корпорация по развитию малого и среднего предпринимательства» под руководством Александра Бравермана. Корпорация развивает платформу, которая позволяет открывать новый бизнес. Сейчас на малый и средний бизнес делается ставка в развитии монотерриторий, сервисная экономика может стать выходом для снижения безработицы.

— Существуют ли программы переподготовки кадров для работников, попавших под сокращение?

— Если градостроительное предприятие проводит сокращение, оно обязано провести программу переподготовки и переобучения персонала. Контролировать этот процесс должны региональные власти, у губернаторов работа с моногородами всегда находится в приоритете – уровень безработицы в таких городах является для них своего рода KPI.

— Насколько ваши программы пользуются спросом у руководителей города? Не легче ли им живется без этой учебы и проектной работы, дескать, мы итак знаем проблемы города и возможности их решения?

— Нет, люди приезжают к нам в большинстве своем вовлеченные, устремленные. Программа им очень интересна. Мы проводим обратную связь, и получаем очень высокие оценки от мэров. Некоторые идут на повышение – их двигают в губернаторские команды, в депутатский корпус.

В августе Минэкономразвития одобрило создание новых ТОР в 11 моногородах. Проекты предусматривают создание не менее 14 тысяч постоянных рабочих мест за 10 лет и привлечение в ТОР не менее 170 резидентов. По состоянию на 11 августа в реестре резидентов ТОР в моногородах зарегистрированы 42 компании.

— Как вообще в мире решался вопрос с кризисом в моногородах?

— У разных стран разный опыт. Где-то их бросали на произвол судьбы, например, в Америке, где-то расселяли жителей, где-то проводили реновацию территорий. В этом и проблема — нет типового решения. В нашей стране тоже кейсы разные. Есть города, которые было бы рентабельнее закрыть, но куда больше городов, которые нужно просто переориентировать. Как, например, можно закрыть Набережные челны, Тольятти или Череповец?

— Но вообще такая вероятность рассматривается для депрессивных территорий?

— Есть подход, который называется «управляемое сжатие». Его разработали в Европе, но у нас его тоже рассматривают. Смысл такого подхода в том, чтобы город постепенно сокращался до тех размеров, которые он может себе позволить. Это верный сценарий, если, например, закрывается крупное предприятие, а сам населенный пункт находится на отдаленных территориях – в этом случае, лучше управляемое сжатие, чем одномоментный социальный коллапс. Ряд экспертов рассматривали его по отношению к северным городам. Но специальной программы для масштабирования этого процесса не принято.

Другие популярные новости

больше новостей

Приемная

Тел.:+7 (495) 725-78-06, +7 (495) 725-78-50
Факс:+7 (495) 725-78-14
E-mail:info@csr.ru

Центральный офис

Адрес:Москва, 125009
ул. Воздвиженка, д. 10
на карте

Контакты для СМИ

E-mail:press@csr.ru

Подписка на новостной дайджест

Подписаться

Поиск по новостям

Видео

Поиск по исследованиям